Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Берег 2009, 26

Стихотворения



 
* * *

Чтобы ночью замесить пространство
Между двух днепровских берегов,
Надо лишь получше разбежаться,
Не гадать, рыбак или улов
Ты сегодня; только дрожжевое
Время не воротится назад,
В эту кадку боли и покоя,
Где другой окажется зачат.

 
* * *

Когда лихорадило город,
Влетели стрижи босиком,
Устроив подобие гонок,
Чтоб ветру не стать сквозняком.

Дома, от боязни полёта
Зажмурившись, вжались в сады,
И маленький мальчик на фото
Один избежал пустоты.

Он под поцелуем укрылся,
Совпал со счастливым стрижом
И прыгнул с небесного пирса,
Чтоб выплыть на город и дом,

Где мы, обсыхая, сидели –
Два в небо заплывших зверька,
И мальчик тогда в самом деле
Взрослел – как взрослеет река.


* * *

Сестры Мята, Мелисса
и брат их Аир…
Дух Господень спустился
и всех одарил.

Ворзель Духа
как Индию обретя,
Распахнулся ты навзничь –
дитём дитя.

И ответно – на травы,
у самых глаз –
отворяется в воздухе
вечный лаз:

Душам впору;
открыв драгоценный луч,
Мы выбрасываем ключ.

* * *

От краешка субботы
Откусывать вдвоем.
Немоты и темноты
Проглатывать живьем.

Свет болью узнаваем,
Идет на голоса.
А смерть не понимаем –
Не понимается.

Чтоб свечка восковая
Затеплилась от глаз,
Мы не переставая
Смотрели. И зажглась.

С хлебами и дубами,
Открыты всем ветрам,
Затеплимся и сами,
Как эти свечи прям.

* * *

Озеро в Ворзеле
сверхзвуковое
руки пловца
жестом окаймлены
Всё, что поместится в точке покоя
кровью сосновой подпитывать сны
летней слюной
лицевою петлёю
вывязать память до нужной длины
вылизать шёрстку
когда мы с тобою
больше не будем отсюда видны

* * *

Июньство пьянее дождинок и трав,
Куда проникаешь, себя не узнав,
Трезвее травинок и влаги,
В любимых влагающей знаки.

За что этим знакам бесчувственность бед,
Которые радость сводили на нет?
Но Некто касался рукою,
И свет оставляли в покое.

Как знобко влюбленным глядеть и молчать,
Нащупывать губы, откидывать прядь;
А сердце – цветущею липой
На улице равновеликой!

Где встреча – четыре согласных подряд,
А гласные – пятым разъяты стоят,
И муторно им накануне
Всего, что случится в июне.

* * *

Должно быть, Лукьяновкой давней
Затеян подвох и поход,
И всё здесь намного исправней,
Чем прочая жизнь предстает.
Мне б улица слезы утерла
Ладонью любимой одной –
И сердце б не лезло сквозь горло,
Как город верблюжий весной
Сквозь время. Репьяховым яром
Он входит в меня вдругорядь,
Но радость как будто под паром:
Еще не успели зачать,
И я – не из слез, не из плоти:
Приблудное имя пока,
Прогалина шага в походе
И воздуха горсть для глотка.

Версия для печати