Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Берег 2006, 12

Стихи

Китайский гадальщик

Перебирая палочки, гадальщик
Поглядывал печально на меня.
Такой судьбы еще не приходилось
Предсказывать ему, хотя подобных
Описано немало в старых книгах.
Старик, мне все известно без гаданий!
Уйти мне нужно, отпустить тебя,
Да и себя, но я не ухожу,
Окидывая безучастным взглядом
То палочки твои, то пустоту.

 
* * *

Чутьем беспросветного волка,
Забывшего траурный дом,
Заметишь: застряла иголка
В мохнатом наряде твоем.

Он не был тебе по размеру,
Свисал, расходился по швам.
В ушах же звучало: “За веру,
За веру и меру воздам.”

Бежать, не бежать – все едино.
Остаться, оставить – смешно.
Картина, другая картина
И третье с четвертым окно –

Чужое не грех не закончить.
Внезапно разучишься выть,
Облаешь уже не по-волчьи
Портного, продевшего нить.

 
Песня кочевника

Кочуй! Твой путь далек, далек,
Ведет он в никуда.
Земля уходит из-под ног.
Вечерняя звезда
Осветит миг, осветит суть,
Осветит тайный смысл.
Еще успееешь отдохнуть.
До будущей зимы
Пройдут века. Прекрасно ал,
Прекрасно юн восток.
Сейчас припомнишь, что познал,
Поймешь, чего не мог.
Сотрешь беспомощную вязь
О нищенстве босом,
О том, что дни спешат, катясь
Прозрачным колесом.

 
* * *

Это случается на изломе здравого смысла,
Ветер несет забытье.
Пока не вычеркнут ты, не выслан,
Царствуй, мешая питье

Тоненькой веткой ничейного дуба,
Празднуй стиранье времен.
У эпохи всегда на поверку грубый,
Весьма неприятный фон.

Глупо и скучно присматриваться к вещам,
Ускользают тенью реки.
Знай: вопреки всему все будет, как хочется нам.
Знай: вопреки.

28.07.2003

 
* * *
Вашим ученым безднам, Беттина,
Место в пугающей тьме бессердечной.
Взглянешь: пустоты,
Отпрянешь, но кто-то
Мерно потянет назад
Веку ушедшей любви
Петь поминание. Ноты
Пуще, чем книги горят.
Кудри блестели, мерцая, мерцая,
Жаждали света лампад. Вечер струил аромат
Нежных сомнений...
Пепел осыпал, и пыль одолела.
Черти уводят – за дело, за дело.
Дева, учение – ад!
Вашим ученым бредням, Беттина,
Место в сердечной золе.

12 марта 2005

 
* * *

Что мне в колонии этой – я даже не грек,
Предков моих имена не припомнит замшелый некрополь.
Век, уравнявший оковы с браслетами век
Вынес меня к берегам накануне потопа,

Где узнаваемы формы. Откуда? Я вырос не здесь,
Где изумрудное море вздыхает лениво,
Дней разгоняя притворно застывшую взвесь
Влажной протяжной забавой в приливы-отливы.

Это закончится тоже, но им невдомек,
Местным, не плававшим дальше соседних колоний:
Варвар – на то он и варвар, богат беглецами восток,
С рынков, от храмов текут ручейки благовоний.

Если я смею еще – о печальная ложь –
Верить, что что-то – мое, запишите мне этот
Слепок со слепков, где вечером мирно бредешь,
Зная, что дню не бывать, но уже не боишься рассвета.

 
15 октября 2005

 
* * *

Охрани меня от жизни чужой.
Обращаюсь к тому, кого больше нет, – охрани.
Я в игры играю твоей неразменной душой.
Катятся дни.

Отпуская безмолвие плавать по далеким волнам,
Затеряться в стихиях, даже и сгинуть – пускай,
В одиночку гоняюсь за смыслом, однажды явленным нам:
Мне, тебе... Скоро май.

Ты порою снисходишь, опускаясь, бросаясь ниц.
Я смотрю не туда, я моргаю, щурюсь, сплю.
За все паденья пера, разрывы яви, страниц
Отсылаю проклятия февралю.
9 апреля 2006

 
* * *

Скоморох позабавил, и ладно,
Напустил разноцветную тьму,
Рассупонил, и было б отрадно
Невпопад подчиниться ему,

Перенять шутовские повадки
И куплеты тянуть вразнобой.
Ухмыляется, резвый и хваткий,
Лицедей. Он доволен собой.

Продолжает кричать и кривляться,
Леденцы раздает там и тут.
Экий странный – не кажется, братцы? –
Этот шут? Только вправду ль он шут?

Он серьезен. Но радостны люди,
Кто-то пляшет, а кто и поет.
Скоморох позабавил. И будет.
Скоморох рассмешил. Пусть уйдет.

Средоточье чудовищной силы,
Как змея он снует меж людей.
“Вы со мной?” - “Как иначе? Помилуй!”
“Так за мной!” - возопил лицедей.

“Я властитель. Не слушайтесь мрази!”
Раздает там и здесь тумаки.
Что же люди? А люди в экстазе:
Уж страдать, так от этой руки.

“Все в колонну! Построиться! Дружно!”
Тяжким гулом исходит земля.
Позовешь – отвечают натужно,
Прерывая свое тру-ля-ля:

“Не мешайте нам! Он же хороший,
Просто милый беззлобный дурак” .
И блестит балаган скомороший,
И звенит бубенцами колпак.

9 октября 2003

Версия для печати