Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2018, 1

Документ без названия

 

Ольга Иванова

* * *
рельсы-рельсы, шпалы-шпалы
скорбны дни, могильны ночи
жизни лапы шестипалы
бездны выпученны очи

любосластья скорый поезд
послевкусья хмурый тамбур
сентября скупая повесть
словаря базарный табор

тайна дверца в недра сердца
[не вызыщите: либо-либо]
всем кагалом не усесться
не резиновое ибо

где и выводы не внове
и страда невдалеке та —
не предвидится, панове
продолжения банкета


Арсений Ли

БЮСТИК

Пучеглазый бронзовый болванчик
пялится в распахнутую тьму
сада. Не смолкает канонада
насекомых тварей: «рада-рада».
Это ад, или преддверье ада —
бронза немигающего взгляда?
— Что с тобою, непутевый мальчик?
— Ты умрешь?
— Умру, умру, умру.


Александр Макаров-Кротков

* * *
пытался
конечно

и что же

да вот
именно

* * *
вот я стою на этом берегу
за веточку держусь не знаю как
чего не пожелаю и врагу
прощай чудак

* * *
так ли
нет
даже если
и так

а снег
тает

* * *
как говорил
один живущий за морем
выпускник
литинститута

эту херню
может написать каждый

я
не возражаю

Мария Затонская

ВЕРА-НАДЕЖДА-ЛЮБОВЬ

Третья из маленьких муз такая испорченная!
вздернутый носик, жеманная и колючая:
«я тебе ночью, скользнув, прошептала строчку,
а дальше уже, как хочешь, — сама выкручивайся!»
Первая — основательная и тучная,
сядет с тобой, пока пишешь, пыхтит над ухом.
Вторая приходит, когда начинаешь мучиться,
цветущая и как будто слегка под мухой —
хихикает, пляшет
и не дает падать духом.
а Третья-чертовка мелькнет от случая к случаю
в сиреневом платье из образов и созвучий
и в шляпе короткополой аллегорической,
ее невозможно позвать,
разыскать,
вычислить.
она как тень мысли. шорох кисейных штор,
легкий сквозняк, коснувшийся позвоночника.
свет, в который уходит пустой коридор.
взгляд, оглушивший до звона в ушах.
пощечина!


Ирина Кадочникова

* * *
В огороде у дяди Саши — куры, кролики, рыжая кошка.
Он стоит, опершись на лопату, смотрит за облаками.
Дяде Саше так много лет, что вряд ли бывает больше,
Потому и в его владеньях коса не найдет на камень.

И пока он бросает в землю заговоренные споры,
Бормочет глухие песни верхнего палеолита,
Что-то вокруг происходит: из ветхих щелей забора
Проливается свет на грядки — вода из небесного сита.

Умирать, говорят, не страшно: это как собираться в дорогу,
Идти на звон колокольни по ледяному полю,
Топтаться вместе с другими в очереди у Бога:
— Примет или не примет? — на то и Господня воля.


Евгений Степанов

* * *
маленькая страна живых
гигантская страна мертвых
не иссякает поток эмигрантов

 

Версия для печати