Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2018, 1

Документ без названия

 

* * *
Сколько одежду ни разнообразь,
тесные образы портят осанку —
то ли я в теле чужом родилась,
то ли надела себя наизнанку.

Солнечный дом, синева над бугром,
белые птицы кудахчут в неволе,
молнией света задерганный гром
перетекает из облака в поле.

Мимо две ели бегут на цепи,
словно щенки, ощетинили тени,
были они единицей в степи,
но раздвоились еще при рожденье.

Пересекутся они у ручья,
ровная уравновесит кривую —
это последняя точка, где я
переоденусь в себя неживую.


* * *
— Грабли с прохода убрать не забыли?
Все ли перенесено?
Что вы там делали?

— Жили да были,
мокли, ходили в кино.
Сорные заросли уничтожали,
камни бросали в мешок,
сеяли, веяли, редьку сажали.

Боже мой, как хорошо —
близится вечер, открыты ворота,
светится окнами дом.
Жизнь состоит из любви и работы
под непрерывным дождем.


* * *
Колея звучит, и маршрутка мчит,
повинуясь своим крылам,
и окно стоит, как прозрачный щит,
не пуская огни реклам.

Говорю ей: ой, погоди, постой,
мне неловко сидеть внутри,
за моей спиной — поворот крутой,
и нездешние фонари.

Но водитель пуст, как осенний куст,
и маршрутка летит сама,
лишь один попутчик из теплых уст
выдувает: идет зима.


МАСЛЕНИЦА

Переливалось, таяло, сквозило. Дымила над котельною труба, стекались люди в дом культуры ЗиО на плановую выставку собак. Вокруг стояли голые березы, ошметки снега клеились к ногам, собачники (немного не тверезы) питомцев разводили по углам. Светилась скоро сделанная сцена, блины желтели в масляных судках, несли большое чучело из сена худые тетки в желтых колпаках. У входа коммерсанты продавали игрушки, корм и прочую муру, стремилось пламя в облачные дали, хвосты его шумели на ветру.


* * *
Бывает, голос пропоет:
задержка рейса,
но поезд, словно самолет,
идет по рельсам.

Спроси: куда летит поток
почтовой маркой?
Неярко лампа-лепесток
горит под аркой.

Устроен нижний мир хитро,
неровно, косо,
а стоит выйти из метро —
повсюду космос.

Земля качается, как шар,
туда-обратно,
я там себе купила шарф
(тепло, приятно).

Разнообразного тряпья
там много было,
мне было холодно, и я
его купила.

 

Версия для печати