Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2017, 2

Документ без названия

 

 

* * *
он звонит и смеется в трубку
ничего толком не может сказать
но сквозь смятение и смех
мы говорим: U angelov v tri?
Da, da, u angelov v tri.
а потом говорит: Ja budu idti po gorodu
i gde-nibud vas vstrechu,
poidem nemnojko pohodim,
vse-taki tri pokolenija moih predkov
jili v Tartu,
ja ego nemnojko znaju.
A potom poobedaem u franсuzov,
eto znakomyj povar,
pravda, on uehal, no tam vse eshche vkusno.
в три часа у ангелов очень страшно стоять
в красном пальто желтых кедах
с бутылкой массандры малиновым шариком и ребенком
на ангельском мосту меня запомни
меня несут какие-то там кони
он приходит и говорит: Vy samoletom?
U vas bolshoj bagaj?
Ja prines dla vashego syna knijku ob Estonii,
ee napisala moja chetvertaja jena.
Vasilki eto nash simvol.
I lastochki eto nash simvol.
Mojno mne vas obnjat?
Ja ostorojno.
мы обедаем у француза
ochki zabyl zabyl vot starik
nu starik oh kak ja sebja rugaju
nu starik starik prinesite supu
Vyshla kniga moih stihov i perevodov
и читает два стиха Сапфо
по-гречески и по-русски
вынимает двойной тетрадный листок
злую политическую анонимку
начатую советом стихов не писать
говорит: Ja ne sovsem jasno ponimaju
rukopisnij text.
Ja ne do konza razobral slova,
a vy?
я говорю может быть это и к лучшему
не огорчайтесь забудьте
он говорит: Ja stolko vsego poluchal,
kogda slujil v parlamente.
S menja teper vse stekaet kak voda.
Mojet byt, avtor byl pjan?
я киваю
Terjaetsa logika, da?
я молчу
имперская логика пьяного завоевателя сильна
он говорит: Moj russkij nachalsa s Lermontova.
S Vozdushnogo korablja.
мы с трудом вспоминаем
три строфы на двоих
и смеемся


* * *
Нина Михайловна в апреле
Нина Алексеевна в апреле
Андрюша Новиков в апреле
Игорь Меламед в апреле
Ольга Серафимовна на Чистый
бабушка в Родительскую
дедушка в апреле
весной все расцветает
земля оживает

 

Версия для печати