Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2016, 3

Элина Сухова

 

 

 

Элина Сухова

 

* * *

ты поднимаешься

надо мной

на локтях

смотришь в лицо

и я вспоминаю

сколько веснушек

у меня на носу

сколько соринок

в глазу

ты пропадаешь

на три недели

молчат

телефон

интернет

так хорошо —

можно не помнить

сколько и где

веснушек

соринок

 

* * *

Все, что увидишь в вагонном стекле, сохрани.

В память впечатай — и черную грязь, и забор.

Бабу с ведром и гусей. И мальчишек, и пруд.

Рыжие жерди и велик. Корову, стога.

Хаты мелькнувшей белёный облупленный бок.

Мальву, и тополь, и ветку. Сороку на ней.

В острых зрачках пролетающий поезд дрожит.

Вот и последний вагон. И девчонка в окне.

Ветер упругий, и время сквозь пальцы течет.

 

 

Павел Максимов

 

РЫБНОЕ

Как-то, было, навязали рыбу,

Я смотреть на рыбу не могу,

Вынесли на блюде точно глыбу,

Видно, что роняли на бегу.

 

И глаза украдчивы с оглядкой,

Заливное киселем сползло,

Несъедобной показалась, гадкой,

Вынесли как будто бы назло.

 

Я, конечно, ткнул брезгливо вилкой,

А из рыбы типа крик души:

— Стану я, наверное, великой,

Раз не взяли вилки да ножи.

 

Как, не помню, выскользнул из зала,

Веселился и гулял народ,

Музыка знакомая звучала,

Но не так, совсем наоборот.

 

Первым делом выхватил газету —

Что-то больно музыка не та, —

Пробежал глазами по портрету,

Остальное все перелистал.

 

Люди-то веселые не просто —

Рыбное как прошлое в крови,

Кто-то окнул, напрягаться бросил:

«Рыбный день ему восстанови».

 

Рыбный вечер в каждый телевизор,

Вот уж бешенство как будто корм внутри,

А ведь я был к телу ее близок,

Ближе многих, что ни говори.

 

Умолкаю сильно виноватым,

Я теперь куда бы ни пошел,

Если встречусь с кем-то бесноватым,

Чувствую себя нехорошо.

 

 

Андрей Козырев

 

* * *

Мой сосед сверху похож на Нигде и Никак

Соседка снизу — вылитое Всегда

Ее сын — очевидное Почему-то

 

Так и живу

В мире предлогов местоимений и междометий

 

Не находя среди них

Ничего существительного

 

 

Евгений Коновалов

 

* * *

Так лайка кувыркается в снегу

октябрьском, свежевыпавшем, недолгом!

...Опомниться от жизни не могу,

слюбиться с ней, стерпеться втихомолку...

Заплеванный автобус. Карапуз

взахлеб кричит — бомбошка на бок слезла,

и шею колет шарф. Не плачь, не трусь

ни пьяных дембелей во рту подъезда,

ни трех старух со спицами в желтке

оконном, ни бродяги возле дверцы, —

и что-то шепчет он на языке

чужом, и мать баюкает, и сердце

колотится, и остается петь

младенца, лайку, смерть.

 

 

Юрий Татаренко

 

* * *

В поисках

Родины

По лесу

Бродим мы…

 

* * *

На синей обложке

Зеленые облака

Смотрелись бы лучше…

 

 

Версия для печати