Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2015, 2

 

 

 

 

* * *

Я могу даже то, что совсем не могу.
Не могу я бежать, а при этом бегу.
Да и кошка, которая тихо лежит,
Она тоже куда-то со мною бежит.
Мы бежим потому, что и ночью и днем
Мы во времени, вечно бегущем, живем.
А оно не дает ни сидеть, ни лежать,
И велит вместе с ним непременно бежать.

 

* * *

Вот я уйду, а строй сомкнется,
И ось земная не прогнется,
Земля и небо будут врозь.
Я вижу этот мир насквозь.
Здесь все останется, как было,
Включая вой: «Судью на мыло»,
И крик: «Ура!», и клич: «Долой!»
Он будет тем же – мир жилой.
И все же жаль, что те, кто рядом,
Искать меня не будут взглядом,
Когда в неведомом году
Я вдруг из вида пропаду.

 

* * *

Сияют окна в темноте,
И это значит – всё в порядке,
И мировые неполадки
Е
ще не страшные, не те,
Что могут взять и отменить
И свет в окне, и в доме кошку,
И звезд веселую окрошку,
И жизни тоненькую нить.

 

* * *

Я выбрала для музыки своей
Т
от ключ, который выбрал соловей,
Ручей весенний, летний день отличный.
Я выбрала для жизни ключ скрипичный,
Где так высок и так прозрачен звук,
Как будто не бывает смертных мук.

 

* * *

Едва я вздумала пластинку
С
менить, сменив ландшафт, картинку,
Сюжет, что вдоль и поперек
Знаком, как вдруг пришел и лег
Луч, осветив все по-иному,
Добавив горнего земному.

 

* * *

Пока все мчатся дальше, выше,
Быстрее, я побуду в нише,
Тихонько в нише притулюсь,
Поскольку топота боюсь.
Не став участником забега,
Я по листу, что чище снега,
Не устаю водить пером
С
тем, чтоб в стихе, еще сыром,
О свойствах сна, души, эпохи,
Выискивать огрехи, блохи.

 

* * *

И станет «нет» счастливым «да»,
Вопрос – ответом.
Бывает так лишь в пять утра
И
только летом,
И то, лишь если не проспишь
Того мгновенья,
Когда легко услышать тишь
И дуновенье
Тех ветерков и сквозняков,
Что в полудреме
Играют стаей облаков,
И шторой в доме,
И белым ворохом листов
В твоем блокноте,
И невесомой стаей слов,
Что лишь в полете.

 

* * *

Вот я сижу себе в тиши.
Вдруг ангел с просьбой «Подпиши»
Передо мной кладет листочек,
А на листочке горстка строчек.
Я их прочла и поняла –
Мне чем-то каждая мила.
Листок взяла и подписала.
Хотя пера я не кусала
Гусиного, как наш пиит,
И сохраняла скромный вид,
Над каждой строчкой не томилась,
Не полыхала, не дымилась,
Не билась из последних сил,
Но раз уж ангел попросил
П
оставить подпись, не перечу.
Я ангелам иду навстречу.

 

* * *

И каждый божий день с утра
В
озобновляется муштра:
«Открой глаза, вставай с постели
И
продолжай движенье к цели.
Тебе – туда, тебе – сюда».
Здесь всех без следствия, суда
К
земной муштре приговорили.
Но чьи-то души воспарили,
Из строя вышли и летят,
И приземляться не хотят.
Ну разве что, завидев крошку,
Склюют, присевши на дорожку,
Воды из лужицы попьют
И
снова машут и поют.
Поют и крылышками машут.
Они при этом тоже пашут,
Но на совсем иных полях
И
с ангелами на паях.

 

* * *

О счастье, где тебя носило,
Когда была я так красива,
Стройна, красива, молода,
Когда летала без труда
П
о лестницам крутым, пологим,
В полете уступив немногим?
Ты почему в мой тот бедлам
В
ходило с горем пополам
И уходило торопливо,
Роняя на ходу: «Счастливо»?

 

* * *

Давно пора рвануть стоп-кран,
Чтоб враз как вкопанные встали
В
се те, которые устали
От хвори и сердечных ран.
Рвануть стоп-кран и обалдеть
О
т тишины в бескрайнем поле,
Где можно, позабыв о боли,
Молчанье слушать, вдаль глядеть.

 

Версия для печати