Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2013, 1

 

            Вячеслав Куприянов

            МУЗЕЙ ПЕРГАМОН, БЕРЛИН

Гигантское поле битвы
монументов с моментами
анатомический театр
беломраморных и базальтовых тел
львы не способные умереть
сотни лет живущие без добычи
покалеченные временем боги
в лазарете искусства
заколдованные пришельцы
из уже несуществующего прошлого

Настоящее
купившее билет в прошлое
безмятежно проходит мимо

Прошлое
с каменной усмешкой смотрит на нас
еще не успевших
окаменеть

            ТЯЖЕЛЫЙ РОК

Звук умножается на отзвук вычитая из воздуха паузы
Становится трудно дышать молекуле кислорода
Кислородная маска становится маской лица
Глаза не видят поскольку ими приходится дышать
Уши не слышат поскольку им нужно хранить сбивчивую тишину мозга
В клетках мозга забиваются в угол дикие мысли
Вестибулярный аппарат теряет свободу воспринимать длительность
Ориентация теряется
Ориентация направлена на танец тяжелого танка
Танец панциря лишенного гибкого мяса
Ориентация на верблюжий сгорбленный танец
Нарастает в ушах и глазах песок пустыни
Не видно неба
Не надо неба
Небо мешает пустой голове чувствовать свой потолок
Небо мешает пустой голове слушать свою пустоту
Небо мешает пустым головам кружить друг вокруг друга
Звук извлекает зубными щипцами душу из тела
Звук выбивает из души зрение смысла жизни
Не надо ничего искать
Ничего не надо
Не надо
Надо только идти по жизни путем своего скелета
Скелета панцирем вышедшего наружу
Звук раскалывает связь человеческих симпатий
Заменяя их пространственными заблуждениями
Звук разрывает связь времен
Заменяя связь времен временными отношениями
Все случайно
Все случайное может случиться
Жизнь только случай в океане смерти
Смейся над жизнью
Над смертью уже не посмеешься
Лови случай полными от пустоты руками
Слушай что тебе прикажет в следующее мгновенье
Запасенный впрок слепой и глухой случай
Немой случай
Не мой и не твой случай
Тяжелый случай

            ШОУ, ШОУ...

Шоу, шоу...

Вот прошла дама в мехах
сквозь которые хорошо видно голое тело

прошел мужчина в добротном костюме
неся чужую голову на острие пики

прошел плачущий ребенок с просьбой
взять его на ручки

прошел белый слон
с жевательной резинкой вместо бивней

прошел президент с просьбой
скостить ему срок

прошла репка
неся на себе бабушку и внучку и мышку

пробежала мышка
с растяжкой рекламы мышеловок

пролетела муха
как знак пресловутого 25-го кадра

и вот опять все тот же белый слон

пронесли четыре генерала
певицу поющую в клетке
прошла зубная боль
проскрипев золотыми зубами

прошли 40 разбойников в поисках источников нефти
прошли 33 богатыря в погоне за бутылкой пива

прошли одно бандформирование и министерство образования
прошли голова 2 уха и свои 5 пальцев

прошли три белых медведя
с требованием остановить мгновение

прошло мгновение
а за ним незаметно три или четыре века

и вот опять все тот же белый слон

и еще прошла чужая жизнь
выданная за свою на льготных условиях
и еще бесконечная вереница сеятелей очей
и каждое око не насытится зрением

видящий не думает
видящий не видит

он пересчитывает увиденное
ему не хватает своих пальцев
и он отрезает чужие головы
для ровного счета
и вот опять все тот же белый слон*

            ЧЕЛОВЕК ПОХОЖИЙ НА КНИГУ

Человек
похожий на книгу
лежит с собой на кушетке
читает
мечтает
вот все бы было
как в книгах

откладывает себя
на потом

ставит на полку
забывает

не может найти
не может открыть
на нужном месте

спохватывается
спрашивает
бог знает кого

а вы читали?

* Строка из стихотворения Р.М.Рильке “Карусель”.

Версия для печати