Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2012, 1






Лариса Миллер

. . .

Глубокий покой сошел на землю.

Елена Ржевская

И на землю сошел глубочайший покой...
Вот бы кончить стихи этой тихой строкой.
Ну а я с этой строчки дерзнула начать,
Хотя после нее лучше просто молчать
И оставить в покое и музу свою,
И слова те, которым я спать не даю.

. . .

Прошу внимания, прошу,
Прочтите то, что я пишу.
Прошу, прочтите строки эти
Хоть в книжечке, хоть в интернете.
Иль гляньте мне через плечо
На лист, где спорят горячо
Слова, пытаясь стать стихами,
Что проникают в душу сами.


НОТНЫЙ СТАН

О Боже, на какой линейке
Писать мне звук воды из лейки?
И эта в темной кроне брешь —
Где — на линейках или меж?
Письмо, что пишут до измота
В ночи, — какая эта нота?
Рябины первые огни —
Что за тональность? Намекни.

. . .

Не спотыкаться о порог, не хлопать дверью,
А лишь с доверьем ко всему — хвала доверью! —
Переходить из года в год, из суток в сутки
Так незаметно, будто служит ангел чуткий
Поводырем. А он-то знает: все едино,
Куда не ступишь — золотая середина.

. . .

Что делаем? Учимся быть.
Что делаем? Учимся плыть.
Ведь наша стихия — не заводь.
Здесь надо умеючи плавать.
То вынырнем, то поднырнем —
До смерти уроки берем.

. . .

Я ведь лишь повторила все то, что уже говорила.
Я ведь те же слова, столь любимые мной, повторила.
Даже голосом тем же. Но все зазвучало иначе,
И слова, что рыдали, уже не заходятся в плаче,
А тихи и светлы. Почему — непонятно. Ведь я же
Не утерла им слез, а они улыбаются даже.

Версия для печати