Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2010, 3

Артем Скворцов

ПТИЦЫ

Мы гуляли с собакой на Черном Озере
по самой макушке бабьего лета,
вдруг она застыла, вскинув голову,
я следом за ней взглянул на небо —
прямо над нами висел ястреб.

Каким ветром его занесло?

В центре города, над детским парком,
удивительно невысоко, так что можно
рассмотреть без особых усилий не только
боевую красу оперенья, когти, клюв,
но, кажется, даже блеск глаз.

Он внимательно вглядывался — но во что?

Ни мышей, ни лягушек, как ты ни ищи,
не найти на убитой земле, тем паче
в сухом бетонном гробу пруда —
все пропало, здесь нечем уже поживиться, —
но он кружил, покачиваясь, точно планер.

Больше никто его не заметил.

Взрослые шли на работу, а дети
продолжали играть, и сердитые дворники
сметали в дрожащие кучи листву,
а затем поджигали, и сизый дым
неохотно вставал, будто джинн из бутылки.

И тут прилетела ворона из местных.

Она с полминуты металась под ястребом,
как ожившая клякса из старого мультика,
и размножилась в стаю крикливых товарок,
что захлопала скопом незваного гостя,
заполняя эфир нарастающим гамом.

И мы видели — ястреба гнали вороны.

Так они и летели — вороны и ястреб,
он — над ними — с огромным отрывом,
отдаляясь, свободно, спокойно, без спешки,
пока во всем небе ничего не осталось —
только мелкое облако серых ворон.

И ястреб исчез, не издав ни звука.

Версия для печати