Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2009, 4

Феликс Чечик

*   *   *

Есть карандаш и чистый лист
бумаги под рукой;
я зарифмую птичий свист
над Припятью-рекой.

Остановись, мгновенье, миг!
Но рифмами звеня,
неописуемый кулик
вдруг освистал меня.

*   *   *

Я в письме написал,
не жалея чернил,
про себя небесам
и ответ получил.

А прочесть не хочу
и уже не могу.
И как рыба молчу
на пустом берегу.

СУББОТА


лежу в постели долго праздно
как бы во сне
тень ангела крестообразно
скользит по мне

лежу как механизм старинный
завода без
укрывшись тенью ястребиной
и от небес

ЛИРИКА


Как в омут с головой,
как кораблекрушенье,
вдыхаю запах твой
до головокруженья.

В нем скошенной травы
и летней речки запах,
где муравьи, как львы,
стоят на задних лапах.

В нем синева небес
и жаворонка пенье.
И шкурный интерес
сквозит в стихотворенье.

*   *   *

П.Данилову
Судоремонтного завода
окалина в моем глазу;
и все больнее год от года,
все чаще давит на слезу.

Живу, седея и лысея,
и пыжусь из последних сил.
А на небесном Енисее
поет и плачет мой буксир.

*   *   *

Обнаруженная двушка
через много-много лет
одичавшая зверушка
ненавидящая свет

пролежала четверть века
за подкладкой пиджака
и убила человека
невозможностью звонка

*   *   *

Нет, меня не проведешь
на мякине;
воробей попал под дождь
сильный, и не

в состоянье улететь
долго-долго.
Остается только петь —
петь и только.

*   *   *

Совершенно секретно —
лишь тебе — не для всех:
под влиянием ветра
осыпается снег
краснопресненским летом,
словно пух в декабре.
По секрету об этом
сообщаю тебе.

*   *   *

Конечно, никогда
и ни за что на свете
стоячая вода
не попадется в сети.

Стоит, сходя с ума,
однообразьем мучась,
и ранняя зима
ее решает участь.

*   *   *

По незначительной детали
столетие определю —
по надписи: “они устали”
и “деревянному” рублю.

Да, мы не боги, но в итоге
нас привели на небеса
татуированные ноги
и ливерная колбаса.

Версия для печати