Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2006, 3

*   *   *

В темной траве мокрой траве
стебли-стволы раздвигая неробко
бродит ревнивая божья коровка
с солнечной точкой в пустой голове

Чуя как запад чадит остывая
плавит усердно подземные швы
точную рифму себе выбирая
из несгибаемых листьев травы

Почва налипла на лапы — болит
божья коровка замрет на развилке
точное солнце вспыхнет в затылке
корни спружинят — выгнут прожилки
и оторвется капля-болид

Свет тяжелеющий переливая
перевернется изнанка сырая
дрогнет поверхность листа лицевая
и наклоняясь к лицу — загудит

*   *   *

А что остается? Стихи.
Не все же кругом идиоты.
Безвременник пышный цветет
и пахнет бессмертником — что ты!

Все лица, слова, лопухи
повязаны цветом разящим,
вчерашний цедящая мед,
залипнет пчела в настоящем.

Зависнет, жужжи — не жужжи,
крыло отрывное теряя,
скажи, что и это пройдет,
скажи мне, моя золотая.

— Кромешные травы глухи╢.
Не лжи — время каплет из сот.
Ну, что мне останется от
тебя? Ну, конечно. Конечно.

*   *   *

кто смежал этой розы завои

Фет

Погоди уймись обернется легендой сплетня
покружит окрепнет и обратится в миф:
на веранде открытой миру на вечнолетней
черный чай зеленo╢ вино белый налив
дождевая пленка горит покрывая грядку
златоклювая капля в ржавую метит кадку
больно глянуть — полдневный бес истоптал сетчатку
у прохожего пугала тысяча солнц в рукаве
от крыльца краснеет кирпичная пыль дорожки
кубометры лени валяются в жирной траве
пролетает ребенок счастливый как на обложке
и победное радио — резонирует в голове

чтобы тек этот свет свободно сквозь стены в щели
и полоски решеткой строились на полу
и гуляли по потолку как захотели
и велись и вились живые на самом деле
чтоб накалываясь на солнечную иглу
всякий мимоидущий
задравший к затылку брови
обернувшийся —
не оторвал бы глаз.

Световой завой. 58-й. Подмосковье.
Миф как миф. Прочти его еще раз.

*   *   *

Только оторвись на два шага
мур да мурр из темноты железной
южно-нёбное густое га
старожи╢лицы одноподъезной

Ой а вы нэ бачилы кота
гарный ось такый рудый пухлявый
хрястнет дверь отъедет темнота
озарится дворик чернотравый

Суета облава кысь-кысь-кысь
жилистый забор бежит в просветке
лампочка болтается как жизнь
без кота потерянной соседки

Дуля на лохматом проводке
вхолостую движимого света
баба Ганя в кедах и платке
тень кота который канул в лето
красное лет пять тому назад

Ходит провод тень гоняя косо
в постоянном поиске урчат
темноты зубчатые колеса

ГУДЕРМЕС

деревце цветет деревце цветет
пылко-алым томно-белесым
в воздухе кровь с молоком да мед
разгуляй казарменным осам

лепестки летят лепестки летят
пухнет суровая завязь
кожистые листья вах! трепещa╢т
около плодов увиваясь

жаркие соки поют на юру
в жилах ствола налитого
кожура лоснится и к ноябрю
все наконец готово

огненное деревце — гранатомет
за казармой треснуло в корень
красным колесом рассыпая взвод
ничего не помнящих зерен

*   *   *

Волна взревела и окаменела
нависла и накрыла пустоту
гудит ее изогнутое тело
горят обломки-брызги на свету

Но сжатый в ней огонь на пораженье
и свист пустот расплющенных видны
лишь пене продолжающей скольженье
по внутренней поверхности волны

И пена — трепетные хлопья раздувая
въезжает в метахимию огня
пока остывший свет разогревая
как сумасшедшая родня
удерживает внешняя кривая
от лишнего движения — меня

*   *   *

Нет никого
нет никого на свете
нет никого на свете лучше тебя
ну — никого когда
над водой нависая
ты закидываешь удочку — и
жилы бугрятся под рукавом полосатой футболки
пятки изгвазданы в красной глине дрожат горят
и отрываются
и парят
в скользкой надземке тумана

Полная тишь
жизнь в кулаке зрачки на крючке
леска разматываясь зачеркивает пробелы
и грузило как умная пуля молча летит
до самого конца света

И там и оттуда из траченой темноты
спешат на ловца слепившиеся черты
случайные — стирая нелепость страх
и стадо роялей пляшет уже в кустах
клавиши скалит отбившиеся от рук
хлопает крышками и роняет в траву звук
и ветер включает ивы басовый скрип
в правобережный хор воробьев и рыб

Свет расширяется в свисте-цвету-соку
здоровенное солнце не влазит уже в строку
течет по спине скатываясь за плечо
и тогда ты оборачиваешься: а чё?

Головой крутишь ой говоришь ого!
и выпрыгиваешь из стихотворения ко мне
в полосатой футболке еще дымящейся на спине
как победа солнца как поэзии торжество
и никто не видит потому что
нет никого

 

Версия для печати