Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2005, 4

* * *

толпа вечерняя людей
и мой сурок со мною
кормила хлебом лебедей
и мой сурок со мною
прошел до утренней воды
где рыли зыбкие ходы
у берегов слепые окна
и теплый крымский городок
под долгий пароходный вздох
на пляж натягивал волну
и поворачивался боком

возился порт пускал дымы
и мой сурок со мною
прожектор озирался — мы
и мой сурок со мною
его мопед клонился вбок
и мой сурок и мой сверчок
полынный запах с кочек

лишь за шнуровкой рюкзака
о том что не было сурка
напомнил переводчик

а приезжала — привозила
конфеты кофе масло мыло

* * *

Взрыв — налетела на землю червивая слива —
снова за облаком чиркают сломанной спичкой.
Мальчик, заплывший на мель, матерится счастливо,
муж, что с мели его снял, матерится привычно,
долго ли, коротко ли... По хорошей погоде
звезды, срифмованы с женами, берегом ходят,
как астроном их построил, по семь и по восемь,
до гастронома, за солью и спичками... Осень,
синий небесный платочек, птичьи кочевья
ветер, сгребая, считал, загибая деревья.
Мелочь садов и дворов вынимала станица —
вдруг это именно то, что ему пригодится...
Вдруг это именно тот запыленный зеленый
август найдется — сипуха в леске засмеется,
крыльями шаркнув. Лягушка в реке захлебнется
сладкой бессмыслицей — и замолчит исступленно...

* * *

Песочные часы приморских городов,
как ни верти, —
крупицы времени недвижны...

...таможня, рыбзавод, Больница моряков,
бомжиха Эля смотрит с укоризной,
но южные бомжи — такие богачи,
поет бомжиха Эля, не молчит,
по проходным дворам Орфея и Платона
отыскивая корм... подходит к патефону
и говорит “алло” ей сквозь многолетний сон
Утесов... ветер вылетает вон...

...транзитный это был, теперь влетает встречный
в гремучий тростниковый полог чебуречной,
где два нестарых грека расставляют пешки
и завывает лабух в потолок кафешки
за стенкой, и луна на пыльный вяз слетает
и, облачком прикинувшись, не тает...

...несет волне маяк бокал со светлым пивом,
и тридцать яблок солнца летнего налива
выносят из волны на бирюзовом блюде
купальщицы, придерживая груди,
на новый пляж... идет тарзанистый атлет
с повязкой на плече — входной билет-браслет
состричь с моей руки...

...я долго думать буду,
куда ж пойду...
...а главное — откуда...


 

Версия для печати