Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2005, 4

БАЙКАЛЬСКОЕ ВРЕМЯ

Побег на восток —
Единственный путь на запад,
На запах, на слух, на вдох.

На озерном зеркале — звезды,
Отражения душ,
Полсуток тому уснувших
По ту сторону зеркала.

Бурятская охрана —
Низкая косая сажень
В подземелье дискотеки.

Остров ампира в весенней грязи.
Собака лает, ветер носит.

Тулун. Ледяные ямы сортира.
Медведь на цепи.

Братская ГЭС.
Сатуновский глядит в пучину.
Скоро смена.

В тени Химпласта
Храм повис в небе.
Просторный запах свежей древесины.

Стаи омуля, плывущие
В жертвенном дыме
На краю живого мира.

Азиатский оазис.
Темное дыхание
Уставшей степи.
Деревянные идолы безымянны.

Русский восток —
Красный восход без исхода.

Бурятские боги молчат в чаще.
Чаша неба с замерзшей водой.

Байкал.
Стекло льда.
Звук дна.
Длань зимы над весной.
Снег сна.

Могилы над Байкалом —
Перископы святых.

Бездонна бездомность.

Теплые чаши душ,
Плывущие в глуши похмелья.
Утренний глоток дыма падает в небо.

Сибирская Корона, Кроненбург.
Край тайги.
Тяжкий выдох Химпласта.

Кафе “Вернисаж”, штабной вагон Реввоенсовета,
Вросший в вечную мерзлоту ЮКОСа.

Зима. Тойота, снег почуя...

Пломбир, Байкал, Памир
В ларьке у метро Парк Культуры.
Далее везде.

Версия для печати