Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2001, 1


Ян Шанли

ЮГ

На юге деревья
макушками
изломали волосок
горизонта.

В полдень крылья
стрекозы шуршат
воздухом.

Воду пьем из
колодца, в котором
слепая рыба плавает
медленным телом и
холодит воду.

Отец присел.
За спиной у него
вишня
и восемь лет тюрьмы.

Мама молодая
пока.

Каша опять
подгорела.

А я с утра пришел к
морю
и смотрю,
как, оторвавшись
от волн,
лодки плывут по небу
невесомы.

И с одним бычком
на леске не хочу
возвращаться домой.

* * *

Поэзии хватит места
на любом клочке неба,
суши,
бумаги.

* * *

Вот пролетает майский жук
и в нем биение вселенной
а в ней мои и враг и друг
а кто поэт обыкновенный

Но больше живопись люблю
особенно когда с натуры
я вижу живо и ловлю
объем и линию фигуры

И сзади если есть оно
и если есть то чтобы настежь
было распахнуто окно
и только руки в сад протянешь

За яблоком за алычей
за светлячками в теплый вечер
почувствуешь перед собой
пространство волосы и плечи

* * *

Далеко, далеко,
где десять лет назад
я потерял ореховый свисток, -
мама с моим отчимом живет.
Огромный дом
на двадцать человек совсем состарил их -
они устали, так что позабыли
обо мне скучать.
И я им не пишу -
зачем напоминать, как в городе большом
мне одиноко, - так одиноко дома им зимой,
пока накопят деньги квартиранты,
чтобы весною к морю прилететь.
А мне-то что - еще в моем пальто
ношу остатки южного здоровья.

* * *

Летят, а что -
не придумал пока.
Птицы и годы,
листья к осени.
Возвращаются
пчелы в улей.
Летят, а что -
не придумал.
Пока летят...





Версия для печати