Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2001, 1


Ирина Ермакова

* * *

Луна в реке
с безумным лицом Ли Бо
дразнит: достань меня!


ЯБЛОЧНЫЙ СПАС

Кивая лениво горячие уши раскрыв
витают себе в облаках над бульваром слонихи
и яблоки в небе плывущие - белый налив
и дикорастущие в кронах топорщатся книги

Сидят букинисты в их разноугольной сени
и тянутся хищно с высоких своих табуреток
тома за томами не глядя глотают они
и новые с хрустом срывают с нагруженных веток

И вот мне приснилось что сердце мое не болит
оно не зеленая книжка не свиток сигнальный
а легкий свисток на веревочке красной - висит
и лихо свистит в сердолиственной липе бульварной

И день августейший в зените - мне вечно везет!
все в яблоках белых слонихи шалея от свиста
срываются падая прямо в охотничий рот
распахнутый рот зазевавшегося букиниста


АНШЛАГ

Когда святые вступают в рай
и "браво" ревет толпа
на белом свете дымится май
горит в небесах труба

Они идут гогоча гуськом
и нимбы их набекрень
как зубы негра сверкает день
и клики и свист и гром

И в черных пальцах белый платок
по клапанам раз два три
и в каждом смертном ликует бог
пускающий пузыри

И каждый - первый! каждый - король!
блестит как звезда из звезд
блестит как смоль как ре-бемоль
как солнце сквозь линзы слез

Как сущий армстронг ори сияй
хэллоу долли хэлло
когда святые обходят рай
у вас на земле светло

И в душах ваших растоплен яд
и свинг золотой в ушах
когда святые идут назад
поскольку в раю аншлаг

* * *

А в порту багровеет зажженный
утопающим солнцем квадрат
трын-травы, где не пьют лимонад
капитанские дочки и жены.

Пристань съедена. Ржавые доски
нервно лижет с исподу волна.
Никого. Ничего. Тени вяжут полоски
ломких свай, загибаясь до дна.

Но в тельняшке у самого края
с верной палкой сидит идиот
и, как жар чешуею сверкая,
ловит, ждет. И корабль - идет.


СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Воскресенье Без четверти пять
красным солнцем прошита вода
бросим всё и поедем гулять
уплывем дорогой навсегда

В ослепительной лепоте
по медлительной долготе
на великий невиданный свет
словно в Индию духа билет

Вдоль крутых киселей берегов
мимо замков воздушных и рвов
мы пройдем под Китайской стеной
где зарыт мандарин заводной

Облетая счастливый Тамбов
в тучных кущах висячих садов
огибая щемящий Париж
где павлины живут говоришь
обнимая тот Ванинский порт
где когда-то поднялись на борт
А уключины жадно скрипят
а уклейка прижалась к рулю
в мутных водах багровый гранат
в темном воздухе нежная жесть
я люблю я люблю я люблю
все что было и будет и есть

Всем - по родине Всем - по душе
по алмазному царству Не злись
это жизнь это все еще жизнь
вот и солнце пропало уже

На рекламах осиновых рощ
никого будто вымерли все
серой розой раскроется дождь
зашипит над Каширским шоссе

И впадая в ночную Москву
сердце дрогнет и прыгнет во мрак
я не знаю зачем я живу
просто так дорогой просто так

* * *

Как неохотно
спускается этот лист.
Замер. Качнулся. Помедлил.
Шуршит невнятно.
Повестка с неба?

Версия для печати