Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 2000, 2




	Иван Карамазов

		МЕДУЗ*
На берегу, соленый и послушный,
стоял Медуз и дергал шар воздушный
за ниточку. А ласточки-сноровки
его клевали, вытянув головки.

Но шарик жил и даже улыбался.
На берегу Медуз в песке купался,
но ниточку в руке держал красиво.
Был тихий час, печальный час отлива.

Лучи светила, в море по-коленку,
шипя и шустро собирали пенку.
И только звезды, не видны поскольку,
за облаками прятали настойку,

чтоб после выпить. Бурая улитка
вползла во двор. Не скрипнула калитка - 
лишь дед-рыбак, распутывавший сети,
узнал ее в меняющемся свете.

Улитка крякнула - наверное, "спасибо"
сказать хотела. Удивилась рыба,
на проволоке жабрами махая,
что ту впустили: наглая какая!

Безмозглый Бобик с умными глазами
рычать не стал, да и умел едва ли.
Его хозяйка, девочка Марина,
еще спала и видела дельфина

в прекрасном сне о море и русалках,
о леденцах, коробках и скакалках
в тот самый час, когда Медуз послушный
стоял в песке и дергал шар воздушный

за ниточку...



Версия для печати