Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 1997, 4





Григорий Марк

КЕСАРИЯ. КОНЦЕРТ

Амфитеатр. Камни, пот, окурки.
Вдоль горизонта движется песок.
Среди камней - поющая фигурка.
И это - самый Ближний мне Восток.
На связках тормозя голосовых, 
выруливали круглые рулады,
и набухая от нескромных взглядов,
кружились роем возле головы.
Заполнила пространство и застыла
покрытая испариною трель.
Темнеет воздух словно акварель,
в которую добавлены чернила.
Две сотни тел, преодолев усталость,
сквозь трель летели в акварельной мгле.
И женщина поющая казалась
последней остановкой на Земле.

Стекала ночь с ее лица, как черная река.
И только строгий взгляд Отца сиял издалека.

.  .  .

Пожилой Семиотик в хитиновом френче, генерал-адмирал грамматической службы, с ромбовидною Буквой Закона в петлице изучает секретную прозу доносов. Перед ним заключенный Фальшивоцитатчик ожидает с тоскою начала допроса. Корифей всех партийных лингвистов с портрета укоризненно смотрит в плешивый затылок. Два горбатых Ревнителя Тайных Инструкций, заложив волосатые руки за спины, наблюдают с пристрастием за заключенным. Волдыри орденов воспаленно мерцают. Вопросительный знак, перевернутый навзничь, в потолке, словно крюк, замурован надежно. Механизмы для вытяжки ассоциаций деловито шуршат приводными ремнями. Генерал-Семиотик глаза поднимает. Занесенные снегом по крышу, бараки проплывают в зрачках черно-белою лентой. В кабинете повеяло холодом лютым. Словно коршун над тундрой, кружит Семиотик, кинокамерой ока на пленку снимая трудовую колонию для осужденных за хранение ложных цитат и инструкций. Раздуваются красные тряпки на вышках. У бараков толпятся костлявые зэки. Клочья липкого воздуха с кожи сдирая, матерятся и лепят друг другу чернуху. В медсанчасти со свистом храпят доходяги, крысы носятся между железных кроватей, дремлет фельдшер из вольных у печки остывшей... И сливаются лица живых и умерших. Телефонный звонок. Обрывается пленка у начальства в зрачках, и Фальшивоцитатчик обреченно садится на стул перед лампой. Два Ревнителя к стулу подходят вплотную. Начинают допрос... ПУТЬ СНОВИДЕНИЙ Желтые столбы, похожие на поминальные свечи. Незнакомые дорожные знаки свисают со столбов. Нагруженный динамитом ломовой грузовик несется в будущее по встречной полосе. Пьяный водитель, раскачиваясь, орет похабную древнюю песню. Лицо его густо дымится от счастья. Десять коротких белых отростков прилипли к рулю. Съехали на кончик носа золотые очки... Вдоль дороги круглоголовые мужчины в черных костюмах, выбрасывая руки вверх, уныло выкрикивают приветствия водителю. .  .  .

Собор пустил сияющие корни в распаханные ветром небеса. И, набухая звоном колокольным, плоды над сонным городом висят. Но некому собрать...


Версия для печати