Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Арион 1997, 4






Сергей Бирюков

.  .  .

В конце концов и я стихи слагать... и так и сяк а то еще вот этак еще одно мгновение поймать и солнца луч увидеть тенью веток в конце концов в оконце той строфы той что и впрямь окажется оконцем что там увидишь? ледяное донце и не успеешь рифму выловить на "фы" .  .  .

Я заблудился в осенних полях так не сказать на другом языке нет возм. заблудиться в осенних полях можно плутать в чужом языке там грамматика может убить прицелен ее огонь а тут заплетающимся языком гармонию превратишь в гармонь а то и ровно наоборот и всем плевать и тебе плевать хотя ты и делаешь умный вид что сердце твое болит а ты настаивай на своем ты заблудился в осенних полях тебе нет дела что это не так жизнь твоя стоит медь - пятак (в скобках прописью - два пятака) чтобы точно наверняка .  .  .

О, летучий февраль, ниспадающий в март из января, снег-снежок осыпающий ветви и человека, о, февраль, стерегущий соки земли, ускоряющий бег, снег. .  .  .

обнаженной красоты красота невыносима инстинктивно ты-ты-ты ты рукою заслонима боже мой в перчатке черной и прозраченном чулке ты крошишь миры бесспорно сама отсюда вдалеке а в это время открывает рамы весны порыв и тенькает стекло и драгоценность воздуха на граммы секундной стрелкой время повело НА ОТЪЕЗД АКИФУМИ ТАКЕДЫ ИЗ ТАМБОВА I пушики тополя на бронзовой руке топ. топ-топ. II водица голосов вод воды решето неба III чур мира чурим чурим саёнара .  .  .

нет, еще не потеряна легкость письма колкость плотность где зима там листвою лепечет весна ломкость легкость легкость ТЕОРЕТИКО-ЛИТЕРАТУРНОЕ нет я не Брюсов я другой хотя и Брюсов - Ломоносов и брови выгнуты дугой а не углом и не боюсь я что молодость меня обставит а вот писать поди заставит иначе


Версия для печати